194a20b2

Ластбадер Эрик - Ниндзя



thriller Эрик ван Ластбадер Ниндзя `Ниндзя` Эрика Вана Ластбадера — это великолепная интрига, круто замешанная на страсти и смерти, на восточной философии и западном рационализме, на столкновении мистики и реальности.
Николас Линнар овладел самыми сокровенными тайнами ниндзюцу и стал подлинным носителем духа древнего боевого искусства. Этот дикий, первозданный дух, сдерживаемый ранее тонкой оболочкой цивилизации, вырывается на свободу, когда явившийся из прошлого убийца начинает сеять ужас и смерть в ближайшем окружении Николаса.
1980 ru en Денис FB Tools 2004-11-08 http://mysuli.aldebaran.ru OCR Денис D9958B86-F098-4202-98FA-7D922C90C2D3 1.0 v 1.0 — создание fb2 OCR Денис
Eric Van Lustbader The Ninja Nicholas Linnear — 1 Эрик ван Ластбадер
Ниндзя
Летние травы
Там, где исчезли герои,
Как сновиденье.
Мацуо БасеМиссис Дарлинг: “Дорогие ночники, берегите моих малышей, горите всю-всю ночь!”
Дж. Барри, “Питер Пэн”От автора
В некоторых случаях мне довелось встречаться с людьми, занимающими должности, упомянутые в романе, и я заявляю, что все эти люди оказали мне огромную помощь; в то же время они не имеют ничего общего с героями книги.
Я выражаю признательность:
д-ру Гите Натараджан, помощнику патологоанатома из Нью-Йорка;
лейтенанту Джиму Дойду, начальнику полиции в Уэст-Хэмптон-Бич;
и особенно д-ру Майклу Бейдену, бывшему главному патологоанатому Нью-Йорка,
а также многим людям, помогавшим мне переводами, моему отцу, в частности, который вычитал рукопись.
Особую признательность я выражаю Рут и Артуру, благодаря которым я смог отдохнуть и востановить силы в райском уголке, а так же маме за ее мужество.
Эрик ван Ластбадер.
В темноте прячется смерть.
Это первое, чему его научили, и он никогда об этом не забывал. Он умел оставаться незамеченным и при свете дня. Но лучшим его другом была ночь.
Пронзительный звук сигнального устройства заглушил все остальные ночные звуки: треньканье цикад, раскаты прибоя, бьющегося где-то внизу о черные скалы, сердитый крик всполошившейся вороны над верхушками деревьев.
... Вдруг листья древних развесистых платанов облил свет зажегшихся в доме огней, но он был уже далеко от машины, надежно защищенный тенью ограды.

Это не диктовалось необходимостью, ведь он был одет во все черное: мягкие ботинки, холщовые брюки, рубаха с длинными рукавами, тростниковый жилет, перчатки и капюшон, закрывающий все лицо, не считая узкой прорези для глаз. Чтобы исключить случайные блики, он смазал капюшон ламповой сажей, смешанной с мельчайшей угольной пылью. Изнурительная подготовка оставила в нем слишком глубокий след, и он не мог пренебречь даже самыми незначительными мерами предосторожности.
Над крыльцом вспыхнула лампа, и тотчас к ней устремились стаи насекомых. Звук сигнализации был слишком громким, чтобы расслышать как открылась дверь, но он мысленно отсчитывал секунды...
В дверном проеме показался хозяин дома. Он был в джинсах и бедой майке; расстегнутая ширинка говорила о том, что мужчина одевался в спешке. В правой руке он держал фонарь.
С высоты крыльца Барри Бром посветил узким лучом фонаря вокруг своей машины. Свет, отраженный от полированного хрома, рассеял темноту. Щурясь, Барри отвел луч в сторону.

Ему совсем не хотелось возиться с машиной среди ночи.
Не прошло и получаса, как Энди укатил после очередной шумной ссоры в город. Что ж, так ему и надо — сам виноват. Впрочем, Энди не переделаешь — такой характер.
“Ей-богу, — сердито пробормотал Барри. — Почему только я его терплю!” И укоризненно покачал головой: “Сам знаешь,



Назад