194a20b2

Ластбадер Эрик - Мико



thriller Эрик Ван Ластбадер Мико `Мико` Эрика Ван Ластбадера — это захватывающее столкновение рационального и мистического, любви и ненависти, жажды мщения и надежды на прощение.
Николас Линнар, мастер боевого искусства ниндзюцу, противостоит безжалостному убийце, чье могущество опирается на темные силы зла.
1984 ru en П. Рубцов Денис FB Tools 2004-11-08 http://mysuli.aldebaran.ru OCR Денис SAFDDC42E-9ADS-ADADS0-FDS0-6FDSS19C10C 1.0 v 1.0 — создание fb2 OCR Денис
Эрик Ван Ластбейдер. Мико Центрполиграф Москва 1994 5-7001-0174-2 Eric Van Lustbader The Mico Nicholas Linnear — 2 Эрик ван Ластбадер
Мико
Виктории с любовью... в любую погоду, моему отцу с любовью к человеку-энциклопедии
Из соседней комнаты
Свет тоже струился,
А сейчас — холод ночи.
Масаока Сики (1867-1902)Миссис Дарлинг: Джордж, мы должны оставить Нану. Я скажу тебе, почему.
Дорогой, когда я вошла в эту комнату сегодня вечером, то увидела в окне лицо.
Дж. М. Барри. Питер ПэнНи один из персонажей “Мико” не имеет ни малейшего сходства с реальными людьми, живущими или умершими, за исключением тех, кто выведен как действительная историческая фигура.

Хотя Министерство международной торговли и промышленности действительно существовало, и хотя его власть и роль в развитии послевоенной экономики Японии изображены верно, некоторые специфические события, относящиеся ко времени его образования, равно как и описываемые министры, являются целиком продуктом авторского воображения.
Весна. Наши дни
Префектура Нара. Япония
Стоя на коленях на соломенном татами, сэнсэй Масасиги Кусуноки готовил чай. Серое кимоно заколдованным водоворотом обволакивало его пружинистое тело. Привычным движением он плеснул дымящуюся жидкость в глиняную чашку и уже начал было взбивать тростниковым венчиком зеленоватую пену, как вдруг в дверном проеме метнулась тень Цуцуми.
Кусуноки сидел спиной к двери. Лицо его было обращено к большому распахнутому окну, за которым трепетали цветущие деревья сакуры. Низкие набычившиеся облака медленно плыли над лесистыми склонами Ёсино.

Густой маслянистый запах кедра, как обычно, — если не считать нескольких зимних недель, когда горные хребты подвергались беспощадному десанту крохотных снежных парашютистов, — господствовал в окрестностях Нары.
Кусуноки никогда не пресыщался созерцанием этого удивительного пейзажа, от которого веяло седой древностью. Именно в этих неприступных горах укрывался когда-то Ёсицунэ Минамото, для того чтобы разгромить своего брата сёгуна.

Именно в них великий император Годайго собрал себе войско для того, чтобы вернуть свой трон. И именно среди этих вершин был описан впервые в “Сюгэн-до” путь горных отшельников, объединивший в себе традиции буддизма и синтоизма. Так же, как и в те далекие времена, возвышалась сейчас над бесчисленными зубцами гор вершина Оминэ, на одной из площадок которой собирались истязавшие себя ямабуси.
С невозмутимым спокойствием Кусуноки следил, как заваривается в чашке чай.
Стоявший за его спиной Цуцуми собрался было уже обнаружить свое присутствие, но, видя, что учитель не замечает его, все никак не решался заговорить. Чем дольше он вглядывался в незыблемую фигуру Кусуноки, тем острее ощущал, как напрягаются его натренированные до хруста мышцы. Мозг Цуцуми прокручивал вариант за вариантом. “Странно, — думал он, — его руки должны двигаться — ведь он же готовит чай. Почему же я вижу перед собой не человека, а каменного истукана?”
Но вот Цуцуми показалось, что час настал. Быстрыми, бесшумными шагами он подошел к Кусуноки на расстояние



Назад