194a20b2

Ларни Мартти - Хоровод Нищих



МАРТТИ ЛАРНИ
ХОРОВОД НИЩИХ
Мартти Ларни – замечательный финский сатирик, чьи произведения пользуются успехом во всем мире. В этот сборник вошли два романа – «Хоровод нищих». впервые переведенный на русский язык, и давно полюбившийся нашему читателю «Четвертый позвонок».

Многим памятны забавные и трогательные приключения незадачливого иммигранта из Финляндии в «стране всеобщего счастья» – США. Они описаны в романе «Четвертый позвонок», где герой фигурирует под именем Джерри Финна.

Но почему он уехал в Америку, чего ему не хватало вродной Финляндии? Это для нашего читателя оставалось загадкой. Сей досадный пробел восполняет роман «Хоровод нищих».

В нем описаны мытарства Йере Суомалайнена (будущего Джерри Финна) на родине. А их хватало с избытком.
Глава первая,
в которой читатель знакомится с героем повествования Йере Суомалайненом, пугливым молодым человеком двадцати шести лет с характером овцы. Во всем остальном он нормальный представитель человеческого рода.
Недалеко от столицы нашей республики деревенька, которую небрежно швырнули возле небольшой железнодорожной станции. Городской трамвай также протянул к ее околице свои щупальца.

Этот спокойный и благочестивый в своей непорядочности населенный пункт завистливые соседи называли «Денатуратная», а комитет призрения бедных и налоговая комиссия именовали деревню в официальных документах Метсяля. Но глас народа чего-то да стоит, и название «Денатуратная» привилось настолько, что даже официальные органы благословили его.

Когда под нажимом широкой общественности был отменен сухой закон и торговля алкогольными напитками сосредоточилась в государственных магазинах, название «Денатуратная» утратило свое первоначальное значение. Комитет по социальным вопросам вынужден был с удовольствием признать, что человек издревле является высоконравственным животным: запрет подстрекает его пить водку, а свобода – размышлять о трезвости.
А вот органы правопорядка, которым больше не нужно было бороться с незаконной торговлей спиртным, считали, что началом всех гражданских доблестей является страх перед полицией.
Некий писатель в одном из своих произведений когда-то увековечил выдающихся жителей Денатуратной, назвав их пристойными грешниками и скверными верующими, предающимися по дешевке буйному веселью. После выхода его опуса в свет в деревню стали косяками переезжать новые жители, занимая место переместившихся в дома призрения бедных или же отбывших выполнять важные общественные задачи, осуществлять которые возможно только в городе.

Денатуратная кардинально преобразилась. Жители менялись, словно калоши посетителей ресторана. А Еремиас Суомалайнен [Суомалайнен – финн (от Suomi – Финляндия). – Примеч. пер.], в прошлом преуспевающий бизнесмен и владелец поместья в Выборге, продолжал жить в Денатуратной безвыездно, и многие считали это чудом.
Шли тридцатые годы двадцатого века, превратившие многих богачей в нищих с апломбом. Вальс бродяг снова вошел в моду; крестьяне дружно маршировали, а основная масса народа, настроившись на философский лад, считала, что безработный – это профессия, а настоящий профессионал – это безработный.

Социальная бездеятельность породила формы развлечений, над которыми смеялись только за границей. Право выстаивать в очередях безработных за похлебкой урезали донельзя, но расширили права сильных мира сего, сделав это понятие таким широким, что в него вошли люди от сапожника до бывшего главы республики.
В Денатуратной не наблюдалось ни сильных мира сего, ни угнетенных. Здесь жили о



Назад