194a20b2 Повремёнка шаринг с удобным подключением. Возможны разные комбинацыи пакетов

Ламур Луис - Тропой Испытаний



Луис ЛАМУР
ТРОПОЙ ИСПЫТАНИЙ
Глава 1
Всю зиму я пас коров в горах, а отец забирал мои честно заработанные деньги и увозил их в город. Когда, наконец, появилась первая трава, я перегнал стадо на ранчо и заявил хозяину Динглберри, что он может делать с ними - коровами - все, что хочет, а с меня хватит. Пусть сам хоть чуть-чуть побудет им нянькой.
Старик вскипел, начал талдычить, что мне не из чего выбирать и мой отец нашел эту работу ради денег, что я не должен так себя вести, поскольку я еще совсем мальчик, которому даже не исполнилось восемнадцати...
Тогда пришлось сказать ему, раз он считает, что у меня нет выбора, то пусть лучше посмотрит под хвост моей лошади - я немедленно сваливаю отсюда. Тем более, что папа там, в городе, просаживает мои денежки в карты! А игрок он никудышный.

Мягко говоря.
Может, у него хоть кое-что осталось, чтобы дать сыну на дорогу. Мне ведь много не надо, хватит и пяти долларов, если они, конечно, у него еще есть.
Вот только когда я добрался до города, оказалось, что папа уже умер. Причем не только умер, но и похоронен... в могилке с табличкой на палке.
У меня чуть сердце не остановилось. Я тихо попятился от этой новости и плюхнулся на землю... Папа!

Ему ведь не больше сорока - выглядел на свой возраст и имел совсем неплохое здоровье, особенно для человека, который большую часть своей жизни проводил за карточным столом.
Сильвертон кишел тогда чужаками, но один из местных, знавший и папу и меня, сказал:
- На твоем месте я бы вскочил на лошадь и отвалил отсюда. Его уже не вернешь, и в нашем городе делать тебе нечего, уж точно.
- Как умер? Какая-то нелепица... Ну как это так - вдруг взял и умер? Ни с того ни с сего. Взял и умер?
- Так люди обычно и умирают, сынок. Каждый понимает, что когда-нибудь умрет, но никто не знает когда. И не ожидает. Так что лети отсюда со всех ног, парень. Пока не поздно.

Я слышал, сейчас набирают людей на шахты где-то на Западе.
- Как он умер? - упрямо повторил я.
- Да, понимаешь, вроде как сам на себя руки наложил. Хотя тела я, признаться, не видел. А вот судья Блейзер, тот сам всему свидетель. Говорит, застрелился.

Наверно, в пух и прах проигрался. Ты же знаешь, он любил это дело.
- Черта с два! - невольно воскликнул я. - Он такого ни за что не сделал бы! Да он проигрывал деньги всю свою жизнь! Просаживал больше, чем вы когда-либо видели!
- Так-то оно так! Только ты, сынок, лучше послушайся моего совета - дуй отсюда как можно быстрее! Здесь объявились кое-какие крутые в черных сюртуках, и они вряд ли потерпят, чтобы сопливый мальчишка что-то вынюхивал, это уж точно.
Может, он и прав, но меня этим не испугаешь - я якшался с такими крутыми сызмальства. Всякое видел. Ничего нового.
Мы всегда еле сводили концы с концами. После того как мама умерла, а Пистолет - это мой брат - сбежал из дома. Мы с папой брались за любую работу, какую только удавалось найти. И все шло нормально...

Теперь папа умер и оставил меня совсем одного.
Толку от него вроде как было мало, но он мой отец и совсем неплохой человек. Последнее время мы редко разговаривали, а уж задушевных бесед не вели вовсе. "Привет!", "Как дела?" - и все.

Иногда с отсутствующим видом он сообщал, сколько проиграл, или выслушивал мой вопрос на ту же тему. Но я по-своему любил его, как и он меня, хотя произнести такое слово вслух постыдился бы любой из нас.
Пистолет - мой сводный брат. Он на десять лет старше меня и убежал из дому давным-давно. Отец вроде как намекал, что Пистолет пошел по кривой дорожке, но лично я эт



Назад