194a20b2

Ламур Луис - Хопалонг Кэссиди 2



ЛУИС ЛАМУР
ЛИХИЕ ЛЮДИ ЗАПАДНЫХ ДОРОГ
ХОПАЛОНГ КЭССИДИ – 02
Аннотация
Отважный ковбой Хопалонг Кэссиди всегда готов рискнуть ради прибыльной работы и никогда не откажется помочь друзьям. Взявшись в одиночку перевезти крупную сумму денег на Запад для Дика Джордана, Кэссиди знал, что это будет нелегко.

В первый же день его пытались ограбить трое чужаков, за что двое поплатились жизнью, а третий — сломанной челюстью. Перед отъездом, в доме своего друга Бака Петерса Кэссиди узнает, что Дик Джордан захвачен бандитами Сопером и Спарром...
Глава 1
Шестизарядный трофей
Хопалонг Кэссиди наблюдал за осторожными движениями пальцев старого банкира, который сосредоточенно пересчитывал деньги. Какникак, а пятнадцать тысяч долларов — это же уйма денег, относиться к которой следовало с соответствующим почтением.

И глядя на растущую перед стариком горку узких зеленых банкнот, Хопалонг видел совсем иное: для него это были не просто деньги, а еще и их реальное каждодневное выражение — доверенное ему стадо и тяжкий труд. Здесь было все: и холодные ветреные дни с проливными дождями, и неистовые бури со вспышками молний в ночи, и неутомимые пастухи, управляющие стихийным движением стада, и широко разливающиеся реки, и пыль, и изнуряющее жаркое солнце прерий — и, конечно, охотники до чужого добра.

Все это — его достояние, несравненно большее, чем просто деньги. Он видел, как на стол ложились месяцы адского труда, а вместе с ними и тот молодой пятнистый вол, который однажды насмерть забодал его лошадь в каньоне Одинокого Дерева; и даже та медлительная кляча, умудрившаяся налететь на веревку Ланки, привязанную к кусту можжевельника, — что и уложило его в кровать со сломанной ногой на целых три недели.

Еще он вспомнил того парня из Тойи, который ехал себе во главе табуна и, наверное, был бы и сейчас жив и весел, если бы лошадь под ним не оступилась... В общем, похоронили они все, что от него осталось, а шляпу и ружье отослали брату того парня в ЭльПасо.
— Ну вот и все... вроде бы. — Банкир наконец вздохнул с облегчением. — Я уверен, Бак чертовски рад тому, что разделалсятаки с этим долгом. Не знаю в округе другого такого же — чтобы так тяготился своими обязательствами... Представляю, как долго он отказывал себе почти во всем эти три года — и все ради того, чтобы отдать долг.
— Ага, — кивнул Кэссиди. — Такой уж он — во всем. Самто никогда не попросит в долг, но ты ведь знаешь, как вышло с Диком Джорданом. Он ведь, когда получил в наследство ранчо на Западе, сразу и продал Баку все свое стадо вместе с пастбищем.

Знал ведь, кому продавать, знал, что Бак единственный здесь порядочный человек, тот, кто вернет все сполна — до последнего цента. Ему здорово тогда повезло. Бак как раз собирался прикупить живности. А тут тебе и скот, и дополнительный выгон. Глупо было бы отказываться...

А вообще, если б не это, никогда бы Бак не залез в долги.
— Сам повезешь эти деньги Дику на Запад? — Банкир, с любопытством разглядывавший Кэссиди, перевел взгляд на его волосы, которых уже коснулась седина. — Я ведь знаю: Бак сейчас не может бросить хозяйство, — сказал он наконец.
— Да я деньги и сам могу отдать. По правде сказать, я даже рад такой возможности. Старый Дик — он ведь мой друг, а историю про ранчо и я знаю.

Вообщето ранчо принадлежало его жене. Оно ведь было частью ее наследства.
— Знаю. Я помогал им оформить коекакие бумаги. Говорят, у них есть дочь?
— Давно ее не видел. Тогда ей было лет четырнадцать — пятнадцать. В то время они жили здесь.
— Послушай...



Назад