194a20b2

Ламур Луис - Высокий Незнакомец



ЛУИС ЛАМУР
ВЫСОКИЙ НЕЗНАКОМЕЦ
ГЛАВА 1
Медленно, шаг за шагом, двигалась длинная цепь фургонов, запряженных быками. Белая пыль, вздымаемая десятками копыт, окутывала караван, оседая на потные спины быков и лошадей, покрывала клубами людей, упрямо двигающихся вперед и вперед и оставляющих за собой несчетные мили пути. Разъеденные пылью глаза, в которых застыла бесконечная усталость, а вокруг необъятная равнина, покрытая толстым слоем пыли, из которого лишь жалкими островками пробивается трава.
Рок Бэннон, далеко обогнавший караван на своем сером жеребце, повернулся назад, внимательно рассматривая все шестнадцать фургонов, монотонно бредущих в клубах пыли. Коегде по сторонам каравана ехали всадники, но ни один из них не отъезжал так далеко, как Бэннон.

Он не видел их лиц, но прекрасно знал, что люди выбивались из сил, хотели нормально отдохнуть и напиться холодной воды. Они держались только мечтой о зеленых холмах и плодородной земле, которая станет их домом и родиной их детей.

И ради этого готовы были терпеть любые лишения. Отступать было поздно — они везли с собой своих жен и детей, которые не выдержат обратного пути.
Только у Рока Бэннона не было ни жены, ни детей. Все его имущество составляли конь, седло и оружие. И тем не менее, его зеленые глаза на любом расстоянии безошибочно находили фургон Шэрон Крокетт.

Никакая пыль не могла скрыть от него ее золотисторыжие волосы. Она правила тяжело груженым фургоном, в котором лежал ее раненый в схватке с индейцами отец, Том Крокетт.
С переднего фургона раздался протяжный клич. Кэп Малхолланд покрутил рукой над головой, показывая, что фургоны должны построиться в крут. Рок тронул коня и медленно двинулся к каравану, не зная даже, как его примут на этот раз.
Кэп Малхолланд, с белой от пыли бородой, уже поджидал его.
— Рок, хорошо бы раздобыть свежего мяса. Наши припасы заканчиваются, а ты у нас лучший охотник.
— Ладно. Сейчас помогу Крокеттам поставить их фургон и попробую чтонибудь подстрелить. Малхолланд резко вскинул голову.
— Советую тебе не лезть к девушке, Бэннон. Не обижайся, но она не для таких, как ты. Что и говорить, ты крепко помог нам, даже не знаю, как бы мы без тебя справились, но Шэрон Крокетт — совсем другое дело.

Ее отец ранен и не может тебе сказать об этом.
Бэннон развернул коня.
— Он что, просил тебя поговорить со мной? Или может, она попросила?
— Да в общемто нет… но, — Малхолланд замялся. — Я всетаки веду этот караван.
— Вот и веди его дальше. Помоему, у тебя и так забот больше, чем предостаточно. Крокетты сами скажут мне, если что не так.
Малхолланд побагровел от гнева.
— Еще раз говорю, она не про тебя, Бэннон. Ты — убийца.
Бэннон мрачно взглянул на него.
— Когда я убивал индейцев, ты, помоему, был только рад, не говоря о том, что и сам убил нескольких.
— А я и не отрицаю, что ты выручил нас, но убивать индейцев — это одно, а белых — это уже убивать.
— Сразу видно, Малхолланд, что ты новичок на Западе. Скоро ты убедишься, что многие белые здесь заслуживают смерти куда больше, чем индейцы. И между прочим, я думаю, что индейцы вряд ли напали бы на нас просто так.
— Что?
— А то, что Мортон Харпер сказал, что здесь нет враждебных нам индейцев, а я предупреждал тебя о них, но ты послушал его совета, а не моего.
К ним подошли Пэгонс и Пайк Перселл. Пайк слышал последние слова и его квадратное лицо потемнело от ярости.
— Ты опять обливаешь грязью Харпера? — прорычал он. — Харпер сказал, что это хороший путь и был прав. Не было трудных перевалов, д



Назад