194a20b2

Ламур Луис - Сэкетты 14 (Верхом По Темной Тропе)



ЛУИС ЛАМУР
ВЕРХОМ ПО ТЕМНОЙ ТРОПЕ
Посвящается дядюшке Дэну Фримену из Сент-Клауда
1
Старый дом стоял на гребне холма в двухстах ярдах от ворот. Обзору не
мешали ни кусты, ни деревья, а в пределах полумили ни норы, ни другого укрытия.
Дом был обветшалый, побитый непогодой и ветрами, давно не крашенный. По
ночам в окнах не светился огонь, и днем двор казался пустынным, но тех, кто
наблюдал за домом, провести непросто.
– Она точно там. Дотронься до ворот – узнаешь. Засела в комнатах, стрелять
умеет.
Позади дома вздымались горы – крутые, зазубренные склоны, изрезанные
уступами и осыпями, покрытые непролазными зарослями и буреломом. Почти сразу за
домом находился вход в каньон: над крышей виден разворот его верхних уступов.
– Старый Тэлон строил дом на совесть. Когда закончил, у него оказался самый
красивый дом от Нового Орлеана до Фриско. На него тогда работали тридцать
крепких парней… целая армия.
– А сколько у нее сейчас? – спросил Мэттью.
– Двое или трое, не больше. Самая лучшая ее земля и все родники – позади
дома, но туда не попасть кроме как через ранчо. Однако эта старая ведьма не дает
пройти никому.
– Ей ведь надо спать? – спросил Брюер.
– Конечно, спит, но узнать бы когда. Дотронься до ворот, – вмиг разнесет
тебе тыкву.
– Говорят, старый Тэлон понимал, что когда-нибудь придется держать осаду,
потому запас столько пороха и жратвы, что хватит на всю жизнь.
Трое мужчин не сводили с дома глаз, раздражение смешивалось с восхищением.
Затем они принялись за кофе, тот кипел на маленьком костре.
– Фланнер прав. Единственный выход – тормошить ее днем и ночью. Рано или
поздно заснет, тогда прорвемся. За домом в каньонах самая лучшая в мире земля,
ее поят горные ручьи и защищают склоны гор. Чертова старуха не имеет права
держать такую землю за собой, не говоря уж о сотне тысяч акров на равнинах,
которые может объявить своими.
– Как получилось, что у них так много земли?
– Тэлон был первым белым, который поселился в этих краях. Когда приехали с
напарником, тут не было ничего, кроме индейцев и диких тварей. Напарник охотился
за мехом, но Тэлон увидел это место и сразу прикипел к нему, зная, что сотня
тысяч акров ничего не значат без воды с гор.
Тэлон с напарником построили хижину и здесь перезимовали, напарник забрал
весь мех, а Тэлону достались дом и земля. Весной напарник пошел дальше. Тэлон
остался, дрался с индейцами, охотился на бизонов, промышлял мехом и поймал
несколько одичавших лошадей…
Прошло несколько лет, и через эти места пошли караваны с переселенцами. У
Тэлона была еда. Он растил зерно и вялил оленину тоннами, менял у переселенцев
выдохшийся скот на еду.
Скот держал в каньоне, где не нужны помощники, чтобы за ним присматривать,
и на этой траве, да с такой водой быстро получил кучу приплода. А между тем он
смотался на Восток и взял себе женщину с холмов Теннесси. Как я слышал, она
какая-то родственница его старого напарника.
– Тэлона нет в живых?
– Говорят, убили из засады. Никто не знает, кто.
– А правда, что это она разбила коленки Фланнеру?
– Ага. Когда ее старик умер, Фланнер решил, что жена Тэлона Эм уедет в
Штаты, но она так и не уехала. Больше того, она думает, что это Фланнер убил
Тэлона.
Фланнер приехал, чтобы выгнать ее отсюда, а она дала подойти ему поближе.
Когда он был в сотне ярдов, Эм остановила его пулей по ногам, а потом сказала,
кто он есть… или что она о нем думает.
Она сказала, что не будет его убивать, а хочет, чтобы он жил сто лет и
каждый день жалел о



Назад