order cialis 20mg online 194a20b2

Ламур Луис - Сэкетты 07 (Соль Земли)



ЛУИС ЛАМУР
СОЛЬ ЗЕМЛИ
Аннотация
Расплатившись с долгами, братья Сакетты собрались продолжить свой путь на Запад. Но в Тейзевилле они столкнулись с шайкой Черного Фетчена и, разоружив ее, нажили себе врага.

Дело приняло более крутой оборот, когда они согласились сопровождать внучку Лабана Костелло Джулию к ее отцу. Оказывается, за ней охотится Черный Фетчен...
ГЛАВА ПЕРВАЯ
Люди, которые знают Черного Фетчена, стараются держаться подальше, когда он из прерий выезжает в город.
Земля Фетчена – вверх по Синкин Крик, а мы – Сакетты – не часто там бываем, так что наши дорожки не пересекались, но о его проделках наслышаны: убийство на Кени Форк, перестрелки и поножовщины гдето шестьсемь лет тому назад. Правда, в этих делах он не одинок.

И другие Фетчены баламутили этот край и прилегающие равнины. Из уст в уста кочует история о том, как Черный Фетчен прискакал в Тейзвелл и освободил пару ребят из своей банды.
Полное его имя Джеймс Черный Фетчен, но все его звали просто Черный, что соответствовало его делишкам. Он и впрямь был смуглым красивым мужчиной – смелым, норовистым, хорошо владевшим как кулаками, так и пистолетом. Его ребята – Тори Фетчен и Колби Рафин, под стать ему.
В Тейзвелл мы с Галлоуэем забрели по делу. Нужно было заплатить последний должок Па. Пару лет тому назад у отца неважно пошли дела.

Мы должны были заплатить должок чести, так что Галлоуэй и я приехали из прерий, чтобы все уладить.
На Запад мы попали два года тому назад, когда мне было двадцать два, а Галлоуэю – двадцать один. Мы работали в Санта Фэ на погрузочных работах, прокладывали горную железнодорожную ветку и перегоняли по ней стадо бычков в Техас.

Так было до тех пор, пока мы не занялись охотой на бизонов. Этим можно было прокормиться.
Гдето в это же время мы узнали, что один из наших родственников – Уильям Телл Сакетт – попал в затруднение в Моголлоне. Мы оседлали коней и галопом помчались на помощь. Когда ктото из Сакетов в беде, родня не оставит его.
Этот долг в Тейзвелле был последним, но с ним уплыл и наш последний цент. После двух лет работы нужно было все начинать сначала. У нас не осталось ничего, кроме винтовок, револьверов и пары одеял.

Когда мы вернулись с охоты в Теннесси, вынуждены были продать и своих лошадей.
Мы проскакали через горы и, въехав в город, свернули на водокачку. Утолив жажду, пересекли улицу и направились к магазину, где нашему отцу дали в свое время кредит, когда он сидел на мели.
Мы уже было одолели добрую половину улицы, как вдруг появилась группа парней на лошадях, вооруженные и нагруженные, словно для боя или охоты на медведя.
При виде всадников местные жители, поджав хвост, сматывали удочки. Нам же деваться было некуда. Да и чего, спрашивается?

Так мы и застыли посреди улицы, когда всадники налетели прямо на нас. Одни из них, полоснув меня арапником, заорал: «Убирайся с дороги!»
Ну я, конечно, протянул руку и перехватил плеть. А надо сказать, что уж если я к чему приложу руку, то держись. Арапник был привязан у него к запястью так, что, когда я дернул, парень оставил свое седло и плюхнулся прямо в пыль.

Увидев эту картину, остальные натянули вожжи и остановились, предвкушая интересное зрелище.
Тот, что сидел в пыли, недолго думая, вскочил на ноги и с кулаками кинулся на меня.
Сакетты всегда отличались в драке, а мы с Галлоуэем, кроме того, пару лет поработали с ирландскими путеукладчиками и грузчиками, которые владели кулаками не хуже нашего. Когда незнакомец размахнулся, прицелившись мне прямо в лицо, я, естест



Назад