194a20b2

Ламур Луис - С Попутным Ветром



ЛУИС ЛАМУР
С ПОПУТНЫМ ВЕТРОМ
Аннотация
Корабль разбился о скалы у берегов Северной Каролины, товарищи погибли. Тэттон Чантри остался один. В Старом Свете он побывал на войне, участвовал во многих дуэлях, стычках и перестрелках.

Очутившись в Северной Америке, герой — головорез сражается с испанскими пиратами, дикарями индейцами; ему помогает прекрасная перуанка. Чантри всегда готов принять любой вызов — его рука крепко сжимает рукоятку верного кинжала.
Глава 1
Меня зовут Тэттон Чантри.
Если не рассчитывать на особое благоволение богов, мне осталось жить считанные минуты. Двое моих товарищейматросов уже мертвы, а остальные, кто был с нами в шлюпке, покинули берег, полагая, что я тоже мертв. Шлюпка качалась на белых гребнях волн, приближаясь к борту «Доброй Катерины».
Теперь я один, без провианта, без мушкета, на мне только одежда, в которой я был, а из оружия со мной лишь шпага и ее меньший собрат — кинжал.
Но если в руках у тебя шпага, разве можно считать себя одиноким? Шпагой покоряют королевства! Сколько людей добились успеха, не владея ничем, кроме шпаги.

Я стою на краю материка, и кто знает, не стану ли я когданибудь его властелином?
Но прежде всего я должен сохранить жизнь... а чтобы сохранить жизнь, мне понадобится все мое мужество и, главное, предельная осторожность.
Прижавшись к кривому стволу изувеченного ветрами дерева, я с бьющимся сердцем ждал дальнейшего развития событий. Ведь они должны прийти и за мной. Двое моих товарищей мертвы, и дикарям, конечно, известно, что я остался один.
У меня пересохли губы, и я судорожно проводил по ним языком. Неужели я трус? Смерть нависла надо мною темной тучей.

Неужели я, чей клинок принес смерть многим людям, боюсь смерти?
Как легко быть храбрым на виду у других! Часто люди лишь тогда храбры, когда на них смотрят. Но меня сейчас никто не видит, я один, я могу позволить себе быть трусом.
Возьму и кинусь без оглядки, пока меня не затравят, как зайца.
Но нет! Чтобы Чантри бежал, как заяц?! Правда, на самом деле меня зовут иначе. Я взял себе чужое имя, взял по необходимости.

И после этого опозорить его? Оказаться недостойным этого имени? До сих пор я ничем не замарал его.

И если мне суждено умереть, я умру с честью, пусть и не в открытом бою, а в схватке с дикарями.
Неужели настал конец моим надеждам, моей борьбе, моим мечтаниям? Неужели я, потомок королевского рода, прошедшего через взлеты и глубокие падения, умру на этом пустынном и заброшенном берегу?
Дикари убили двоих моих спутников, но видели ли они меня? А вдруг я остался незамеченным? Знают ли они, что я прячусь здесь?

Возможно, они не убили меня только потому, что замешкались, обшаривая трупы убитых?
Если им известно, что я жив и прячусь здесь, они легко выследят меня и наверняка убьют. Спрятаться не удастся: полоса кустов и карликовых деревьев, тянущихся вдоль воды, очень редка.
Мы высадились на берег за пресной водой. Быстро наполнили бочонки, матросы сели в шлюпку, а мы втроем — я и два моих спутника — отстали, оглядываясь вокруг. Скоро они направились к шлюпке, мое же внимание привлек какойто предмет, полузасыпанный песком, и я занялся им.
Внезапно без единого звука появилась толпа дикарей. Они кинулись на моих спутников. Стоявшей у берега шлюпке удалось воспользоваться этим и уйти в море.
Туча стрел обрушилась на шлюпку — не знаю, попали ли они в когонибудь. Дикари бросали и копья, но большая их часть не долетала до шлюпки. И в это время самый проворный из команды выстрелил из мушкета.
Пуля угодила в одно



Назад