194a20b2

Ламур Луис - Калифорнийцы



Луис ЛАМУР
КАЛИФОРНИЙЦЫ
Моему очень хорошему другу, Маури Грашину
Глава 1
Эйлин Малкерин остановилась у порога своего дома на ранчо в горах Малибу и устремила взгляд на извилистую тропу, убегавшую вдаль среди поросших кустарником холмов, усеянных огромными валунами и глыбами песчаника, туда, где почти у самого горизонта виднелась синяя полоска моря.
Вдоль фасада ее небольшого из необожженного кирпича домика под пологой крышей тянулась длинная веранда, на которую от угла до угла выходили дверь и два окна, сохранившие все признаки того, что в свое время предпринимались попытки сделать их побольше, чем задумывалось изначально. Два больших котла с водой, которая всегда оставалась холодной благодаря ветрам и постоянной тени на веранде, висели на цепях, прикрепленных к балкам. Ковшик, сделанный из тыквы, пристроился возле них на стене.
Слева, примерно в полутора сотнях футов от хозяйского дома, размещался загон, обнесенный забором из жердей. Рядом с ним - хлев под односкатной крышей и поилка для скота - деревянный желоб, сколоченный из неструганных досок.
В тенистом дворике перед домом росли две сикоморы, одна из них старая и раскидистая. У крыльца и чуть поодаль тянулись к солнцу несколько тополей. За домом поднималась дубовая рощица.
Мать двоих взрослых сыновей, Эйлин Малкерин выглядела очень молодо для своих лет, и незнакомец мог бы запросто принять эту поразительно красивую женщину за их сестру. Она была рождена ирландкой, и оставалась ею даже здесь, в Калифорнии.
- Ну что, Майкл, они уже едут? - спросила Эйлин сына.
- Еще нет.
- Скоро появятся, можешь не сомневаться. Зеке Вустон с нетерпением дожидался этого дня, с тех самых пор, когда твой отец прошелся по нему кнутом за то, что он ударил его лошадь.
- Зеке хитер... и опасен.
- Знаю. Но больше всего меня поразила записка Вальдеса. Я с самого начала подозревала, что сделка с ним принесет одни неприятности...
- Не вини Вальдеса. Он ведь не знал Вустона так, как мы, а времена настали тяжелые, ему понадобились деньги.
- Я его ни виню. Он неплохой человек, но наивный, привык видеть в людях только хорошее, слишком верит в мирскую добродетель.
Они стояли рядом в лучах полуденного солнца, глядя на дорогу. Эйлин Малкерин и ее сын Майкл, одетый в коричневую монашескую рясу.
- Жаль, что с нами сейчас нет Шона, - вздохнула она.
- И мне тоже.
- Он весь в отца, - продолжала она. -- Ты, конечно, тоже на него похож. Но Шон взял бы на себя то, что для тебя, священнослужителя, может оказаться занятием неподобающим.
Он покачал головой.
- Уж не подумываешь ли ты случайно прибегнуть к оружию? Ни к чему хорошему это не приведет. Закон на их стороне.
- Шон обязательно придумал бы что-нибудь.
- Что тут еще придумаешь? Мы с Уином Стэндишем оба , ломали голову, но если у тебя нет денег...
- У меня их нет.
- Тогда они заберут ранчо. Давай прикинем, как быть дальше, куда тебе отправиться.
- Это мой дом. Ранчо пожаловано твоему отцу самим presidentу [Президент (исп.).] за службу в мексиканской армии. Я не позволю его у нас отобрать.
- Господи, тот президент уже умер. И я очень сомневаюсь, что нынешний вообще знает о нашем существовании. Мы с Уином написали ему, но ответа так и не пришло.
- А уж губернатор... Мичелторена на их стороне, он не за нас. Вот если бы Альварадо...
- Но он же никто!
- Согласна. Его отстранили от дел.
- Вустон на нас не остановится. Он слишком жаден. Ему захочется прибрать к рукам и другие участки вдоль побережья.
- А ты, случайно, не знаешь, зачем ему так пон



Назад