194a20b2

Ламур Луис - Дорога На Север



ЛУИС ЛАМУР
ДОРОГА НА СЕВЕР
Глава 1
Бегство есть бегство, и все воспримут его поступок именно так. Но убивать или самому получить пулю изза пустяка — это глупо. Раньше он никогда не выяснял отношений на револьверах и теперь не собирался.
Том оглянулся: вроде все тихо. Город остался далеко позади, погони не видно.
Он уже представил себе, как утром посреди ЛасВегаса в ожидании кровавого зрелища столпится народ, как явится Дач, окруженный оравой подвыпивших приятелей. Уж егото револьвер наверняка будет наготове.
Нелепый, дикий обычай. Мать правильно сделала, что увезла его отсюда на Восток к бабке с дедом. Она так и не смогла полюбить Запад, как ни старалась.
И дернуло же его приехать! Да сюда вообще лучше не соваться, пусть даже и с таким важным поручением, как у него. Он досадливо морщился, вспоминая случившееся.
Вчера вечером в салуне, дожидаясь Спарроу, он от нечего делать пропустил пару рюмок, после чего устроил самую настоящую драку, хотя никогда не брал в рот лишнего, а ссор и скандалов всячески избегал.
Ну да ладно. С кем не бывает. И потом, откуда он мог знать, что из мухи раздуют слона и что дело примет такой нешуточный оборот. А! К черту этого Дача Акина!

К черту этот ЛасВегас, где изза одногодвух словечек, слетевших с языка возле бара, можно запросто лишиться жизни!
А что скажут те парни завтра на площади, когда узнают о бегстве? Что они подумают?..
Вообщето плевать на них! Лучше быть трусом среди живых, чем смельчаком среди мертвых.
Трусом… Стало быть, трус? Выходит, испугался? А может наоборот, проявил твердость, поступил как следует, не пойдя ни у кого на поводу?
В этот момент ему показалось, что на него смотрит отец Холодный задумчивый взгляд буравил его, словно читал мысли, понимал все без слов и как бы ставил молчаливую оценку.
Когдато отец держал скот и был в меру удачлив. Да вот выдалась лютая пора, ударили невиданные морозы, и по весне вместе со снегом растаяло и отцовское состояние. Впрочем, та же участь постигла и многих других скотоводов округа.
Фермеры постоянно влезали в долги, а расплачивались в конце сезона, когда продавали скот мясникам. На этот раз Бордену Чантри продавать было нечего.
Но город не оставил его в беде. Отца здесь знали все. Уважали его и как лучшего стрелка из револьвера, и просто как человека, добропорядочного и справедливого.

Эти качества и помогли ему: горожане выбрали его шерифом.
Шесть лет отец неусыпно заботился о безопасности граждан, поддерживал вокруг порядок, и все, хотя и не всегда охотно, ему подчинялись. Все, кроме одного.

Этого негодяя Бордена Чантри чемто не устраивал, и вот однажды после их очередного столкновения строптивец вытащил револьвер и без колебаний пальнул в отца, но не попал. Шериф же не промахнулся, пуля сразила противника наповал. Но на этом дело не закончилось.

У незадачливого дуэлянта нашлись дружки, не простившие эту смерть. Их подлая засада была ответом на тот роковой выстрел. Они буквально изрешетили отца пулями и поспешно скрылись.
После его гибели мама сказала: «Кто живет револьвером, от него и погибнет».
Убийц было трое. Но кто они? Это так и осталось загадкой.
«Не хотел бы я оказаться на их месте, когда Том Чантри вырастет». Эту фразу Том случайно услышал из уст какогото мужчины, и она запала ему в память.
Том мотнул головой, точно отгоняя воспоминания, и пришпорил коня. Скоро будет светать, его бегство обнаружится, так что надо подальше держаться от города.
Ах, и почему он не послушал маму! Уж как она умоляла его не ехать! Да



Назад