194a20b2

Ламли Брайан - Дом Дверей



sf Брайан Ламли Дом дверей Достойно ли наше человечество остаться в живых?!
Это предстоит доказать двум людям, которые столкнулись со странной инопланетной машиной. С «синтезатором чудес», создающих миры, миры и миры — ЛАБИРИНТ МИРОВ.
Однако каждый из этих миров, воплощающих человеческие кошмары, — не страшит, а увлекает читателя безудержным и бесконтрольным полетом странной фантазии...
1990 ru en А. Лидин Денис FB Tools 2004-10-18 http://www.electrolib.ru OCR Алексей Алексеевич (alexeevych@mail.ru) 3567D81D-7671-4D66-AFCB-B6CA10A86B9D 1.0 v 1.0 — создание fb2 OCR Денис
Брайан Ламли. Дом дверей АСТ Москва 2002 5-17-011027-8 Brian Lumley The House of Doors The House of Doors — 1 Брайан Ламли
Дом Дверей
Посвящается Джону и Сиги, Терри и Шейле, Диксону и Мади — за приятные воспоминания о четырнадцати солнечных днях и нескольких пьянящих ночах.
Глава первая
Хамиш Грусть полностью соответствовал своей фамилии. Он сорок четыре года прослужил егерем у землевладельца из Эрна. До этого он пытался изучить профессию столяра, но когда ему исполнился двадцать один год, он получил документы о совершеннолетии и обрел свободу.

И тогда Хамиш решил не уродовать, а беречь деревья... Когда же ему стукнуло шестьдесят пять, он вышел на пенсию, как большинство добропорядочных шотландцев. С осторожностью управляясь с делами, он жил на проценты от своих сбережений, а не на смехотворно крошечную пенсию.
Долгие годы он тщательно скрывал свое презрение к землевладельцу, которому служил. Так было до вечера, когда Хамишу исполнилось шестьдесят пять лет. А случилось это второго мая тысяча девятьсот восемьдесят четвертого года.

Так вот, в этот вечер Хамиш в последний раз вышел из конюшни, пересек лужайку для выгула лошадей, подошел к большому гранитному дому, спрятавшемуся в самом сердце огромного леса, и поднялся в покои работодателя. Там Хамиш еще раз прикинул, сколько он заработал за эти годы, сложил на полу в одну кучу ружье, записную книжку, собачий свисток и остальное снаряжение, положенное егерю, и сверху пристроил заявление, что уходит на пенсию.

Это было его право. Ему исполнилось шестьдесят пять, а в трудовом договоре говорилось, что именно в этом возрасте он может уйти на пенсию.
— Но... что же я стану делать без вас? — пробормотал престарелый землевладелец, пораженный действиями лесничего. — Чем вы будете заниматься?
Хамиш Грусть считался самым важным человеком в его охотничьем хозяйстве. Конечно, в этом поместье служили и другие егеря, но не было ни одного такого же опытного и трудолюбивого.
— Дерьмовое у тебя воображение, — усмехнулся Хамиш. — Я стану делать то же, что ты делал последние сорок четыре года — ни хрена! И за мной сохраняется право появляться в Лаверсах и осматривать озеро. Вот этим я и займусь.

Стану убивать время за рыбной ловлей и чтением книг... Мне ведь не так много и осталось.
Он так и сделал.
Следующие десять лет Хамиша не отличались разнообразием: он вставал пораньше, завтракал, открывал окна, выходящие на озеро Тэй, и делал дыхательные упражнения. В девять часов он выкатывал из сарая велосипед и, если погода позволяла, неплохо проводил времечко на восточном берегу, отъехав миль на семь к Киллину.

А еще он мог заехать к старому другу, прикованному к постели, который находился при смерти уже лет пятнадцать и за время своей болезни так ни разу и не приблизился к роковой черте. Беспородный пес Хамиша — Барни, всегда семенил рядом с хозяином. Утренний моцион они совершали вдвоем.
Но в одно прекрасное воскресное утро в сере



Назад