194a20b2

Ламли Брайан - Дом Дверей 1



Брайан Ламли — Дом Дверей
(Дом Дверей – 1)
Достойно ли наше человечество остаться в живых?!
Это предстоит доказать двум людям, которые столкнулись со странной инопланетной машиной. С «синтезатором чудес», создающих миры, миры и миры — ЛАБИРИНТ МИРОВ.
Однако каждый из этих миров, воплощающих человеческие кошмары, — не страшит, а увлекает читателя безудержным и бесконтрольным полетом странной фантазии...
Посвящается Джону и Сиги, Терри и Шейле, Диксону и Мади — за приятные воспоминания о четырнадцати солнечных днях и нескольких пьянящих ночах.
Глава первая
Хамиш Грусть полностью соответствовал своей фамилии. Он сорок четыре года прослужил егерем у землевладельца из Эрна. До этого он пытался изучить профессию столяра, но когда ему исполнился двадцать один год, он получил документы о совершеннолетии и обрел свободу.

И тогда Хамиш решил не уродовать, а беречь деревья... Когда же ему стукнуло шестьдесят пять, он вышел на пенсию, как большинство добропорядочных шотландцев. С осторожностью управляясь с делами, он жил на проценты от своих сбережений, а не на смехотворно крошечную пенсию.
Долгие годы он тщательно скрывал свое презрение к землевладельцу, которому служил. Так было до вечера, когда Хамишу исполнилось шестьдесят пять лет. А случилось это второго мая тысяча девятьсот восемьдесят четвертого года.

Так вот, в этот вечер Хамиш в последний раз вышел из конюшни, пересек лужайку для выгула лошадей, подошел к большому гранитному дому, спрятавшемуся в самом сердце огромного леса, и поднялся в покои работодателя. Там Хамиш еще раз прикинул, сколько он заработал за эти годы, сложил на полу в одну кучу ружье, записную книжку, собачий свисток и остальное снаряжение, положенное егерю, и сверху пристроил заявление, что уходит на пенсию.

Это было его право. Ему исполнилось шестьдесят пять, а в трудовом договоре говорилось, что именно в этом возрасте он может уйти на пенсию.
— Но... что же я стану делать без вас? — пробормотал престарелый землевладелец, пораженный действиями лесничего. — Чем вы будете заниматься?
Хамиш Грусть считался самым важным человеком в его охотничьем хозяйстве. Конечно, в этом поместье служили и другие егеря, но не было ни одного такого же опытного и трудолюбивого.
— Дерьмовое у тебя воображение, — усмехнулся Хамиш. — Я стану делать то же, что ты делал последние сорок четыре года — ни хрена! И за мной сохраняется право появляться в Лаверсах и осматривать озеро. Вот этим я и займусь.

Стану убивать время за рыбной ловлей и чтением книг... Мне ведь не так много и осталось.
Он так и сделал.
Следующие десять лет Хамиша не отличались разнообразием: он вставал пораньше, завтракал, открывал окна, выходящие на озеро Тэй, и делал дыхательные упражнения. В девять часов он выкатывал из сарая велосипед и, если погода позволяла, неплохо проводил времечко на восточном берегу, отъехав миль на семь к Киллину.

А еще он мог заехать к старому другу, прикованному к постели, который находился при смерти уже лет пятнадцать и за время своей болезни так ни разу и не приблизился к роковой черте. Беспородный пес Хамиша — Барни, всегда семенил рядом с хозяином. Утренний моцион они совершали вдвоем.
Но в одно прекрасное воскресное утро в середине июня тысяча девятьсот девяносто четвертого года, через несколько недель после семидесятипятилетия Хамиша, одно событие нарушило размеренную жизнь старого егеря...
Утро выдалось ясным. Такие дни обычно бывают зимой. Проехавшись на велосипеде, он окончательно проснулся. Ежедневные велосипедные прогулк



Назад